«Ходит байка: если с севера Донбасса — значит, зажиточный»
Паломническая поездка беженцев в Задонск при поддержке Паломнического отдела Липецкой Епархии. Фото предоставлено Алиной Теперик

Паломническая поездка беженцев в Задонск при поддержке Паломнического отдела Липецкой Епархии. Фото предоставлено Алиной Теперик

Как липецкие волонтеры помогают беженцам с Украины

Согласно данным УФМС России по Липецкой области, только в 2015 году в регион прибыло более 3 000 переселенцев из Украины. Всего их на территории области в настоящее время находится более 16 000. Данные управления показывают, что по вопросу предоставления временного убежища обратились около 3 000 вынужденных переселенцев. 

Украинцам в регионе помогают не только с получением гражданства и трудоустройством. Органы социальной защиты принимают от неравнодушных жителей одежду, а затем раздают ее по назначению. «Вконтакте» действует сообщество «Помощь беженцам с Украины. Липецк», где люди делятся друг с другом самой разной полезной информацией, начиная от работы и жилья и заканчивая помощью в оформлении документов. Помогают переселенцам и волонтеры объединения «Белый цветок». Алина Теперик — один из его руководителей.

«Я на диване лягу с сыном, место найдется»

– Почему решили заняться волонтерством? Ведь у вас есть своя работа, семья.

– Весной прошлого года ко мне обратился знакомый с просьбой помочь оформить документы семье, переехавшей из Луганска. Он знал, что по образованию я юрист. Я познакомилась с ними, и от услышанного волосы стали дыбом. Так все и закрутилось.

– Как вы находите тех, кому нужна помощь?

– Поначалу отслеживала просьбы в одной из групп «ВКонтакте». Порой их поступало около десяти в минуту. Потом решила создать свое сообщество, аналогичное тем, что видела. Постепенно удалось найти единомышленников — Юлю Титову и Наталью Немецких. У каждой из нас была «ВКонтакте» своя группа. Однако, переписываясь друг с другом, мы решили, что, объединив усилия, сможем достичь гораздо большего. Теперь в администрации восемь человек, а наше волонтерское движение называется «Белый цветок».

В конце августа минувшего года к Алине обратился Слава. Он сообщил, что является выходцем из Донбасса. Начал спрашивать, как обстоят дела с работой в Липецке, и на что можно рассчитывать, если приехать сюда жить. Только на третий день переписки девушка узнала, что Слава с женой и больным двухгодовалым ребенком уже два дня находятся на Ростовском вокзале. Мужчина объяснил, что у него есть друг в Сургуте, но туда им ехать не имеет смысла, потому что в районе нет квот для приема беженцев. Получается, документы они там не сделают. Однако этот друг готов выслать денег, чтобы хватило снять квартиру на первое время.

Алина ужаснулась и сразу же пригласила новых знакомых в Липецк. Друг переслал деньги, и Слава, взяв жену и ребенка, покинул вокзал. Алина дала им номер телефона одного из липецких риелторов. Однако позвонив Славе около 10 вечера, чтобы спросить, как они обустроились на новом месте, узнала, что по четырем адресам квартиры оказались заняты, а пятый дом находился далеко за городом. Если вычесть деньги за такси, чтобы поехать проверить его, денег на проживание уже не останется.

Алина поинтересовалась, куда они думают идти, и с ужасом услышала, что, наверное, на вокзал, утром жена с ребенком останутся там, в тепле, а сам Слава продолжит искать жилье. Недолго думая, девушка набрала номер знакомого — Виталия (главы семьи из Луганска — Примеч. авт.). Тот, узнав, что надо приютить людей буквально на ночь, моментально согласился. «Я на диване лягу с сыном, а жена уехала в Ростов получать посылку. Пусть едут ко мне, место найдется».

Виталий встретил нежданных гостей, накормил. А на следующий день Алина помогла им заселиться к еще одной семье в трехкомнатную квартиру.

– Где вы размещаетесь территориально?

– У нас есть только склад, куда каждый желающий может принести вещи. Сначала он находился при липецком Храме всех Святых, что в 15-ом микрорайоне. Потом, когда хлынул поток переселенцев, мы поняли, что это не то место, которое нам надо. Зимой у каждой из нас в квартире был свой мини-склад. Меня муж чуть из дома за это не выгнал. Но мы понимали, что все это временно, и продолжали искать помещение. Помог заместитель главы администрации Липецка Антон Анатольевич Курочкин. Он предоставил небольшой уголок в одном из пунктов временного размещения беженцев.

– Когда начался поток переселенцев, в местных органах социальной защиты тоже принимали вещи. Но многие мои знакомые рассказывали, что в некоторых пунктах брали одежду только абсолютно новую, с этикетками из магазина.

– Это точно были не мы. Поначалу я вообще принимала абсолютно все. А приносили даже обувь с оторванными подошвами. Вот куда мне ее деть? Ее же никто не возьмет. Поэтому сейчас у меня есть просьба: очень уж старые вещи или одежду и обувь с большими дефектами не приносить. Они просто не уйдут со склада. Не стоит путать его с помойкой.

«Есть люди, которые считают, что им все должны»

– Помогаете всем?

– Уже нет. Если раньше я даже не спрашивала историй, сейчас уже не так. Дело не в том, что стала равнодушнее, нет. Просто есть люди, которые считают, что им все должны.

– Например?

– Очень много людей звонит и говорит: «Мне надо на ваш склад» или «А что, вы мне не привезете одежду?» Я стараюсь объяснить, что это не моя работа, и надо это не мне, а им. Но понимают далеко не все.

Фото из личного архива Алины Теперик

Бывают и другие. На днях позвонила женщина, рассказала, что муж остался на Украине, а она приехала сюда с восьмилетним ребенком. Призналась, что не хватает денег на школьные принадлежности, так как половину зарплаты приходится отдавать за съем квартиры. Вот таким людям мы и стараемся помогать. Если же человек говорит, что уже давно живет в пункте временного размещения беженцев и не работает, я даже на склад его не пускаю.

– А разве «временного» не ключевое слово в названии пункта?

– По сути так и есть. Но если у женщины, к примеру, четверо детей, ее не выгонят. Был еще такой случай. Обратились ко мне липецкие казаки. Они собрали два «КамАЗа» с вещами, но выяснилось, что отправку гуманитарной помощи на Украину сильно ужесточили. Поэтому они решили раздать вещи переселенцам. Я сначала думала, что «КамАЗы» — это преувеличение, но когда мне их пригнали, с ужасом задумалась, куда все это буду девать. Склад все-таки не такой уж и большой. Выбора не было. Бросила клич по пункту временного размещения беженцев, чтобы люди разбирали, кому что подходит. А потом вместе с другими волонтерами-девушками выносила огромные мешки с остатками одежды.

Алина уже знает, что есть много регионов, где вообще нет обстрелов, даже в Донбассе. Среди администраторов ходит байка: если с севера Донбасса — значит, зажиточный. Практика показала, что большинство людей, которые хватают все, что бесплатно, — именно оттуда. А знакомые украинцы рассказали, что среди жителей района действует схема: они переезжают в Россию, где жалуются на свою жизнь, получают места в пунктах временного размещения, а на родине сдают свои квартиры тем, кто бежал от бомбежек на север Донецка.

«Через месяц у них было все, вплоть до люстры»

Переселенцы с Украины — не единственные, кому помогает «Белый цветок». Сейчас руководители объединения больше стараются заботиться о соотечественниках. Среди них — матери-одиночки, многодетные семьи, погорельцы, дети с различными серьезными заболеваниями.

– В конце мая нынешнего года ко мне обратилась семья, у которой сгорел дом, — рассказывает Алина. — Я сделала в группе запись. В июле у них уже было, все вплоть до люстры. Кроме того, на счет им перевели около 6500 рублей.

Накануне Дня знаний волонтерам удалось собрать к школе детей более чем из 60 многодетных семей. Не то чтобы полностью, но ведь для некоторых мам даже пиджак или брюки стали большой поддержкой.

В настоящее время волонтеры активно собирают деньги двухлетней Маше, у которой страшный диагноз — ДЦП. Девочке нужны специальные развивающие ходунки. Новые стоят более 100 тысяч, но мама нашла в Екатеринбурге подержанные всего за 35 тысяч. Вот только у женщины нет и таких денег…

Администраторы верят, что необходимую сумму удастся собрать. Ведь помогли же добрые люди четырехлетнему Сереже, которому на лечение в Китае требовалось полмиллиона. У мальчика сразу несколько диагнозов — ДЦП, спастико-гиперкинетическая форма, тетрапарез, симптоматическая эпилепсия. Следовательно, операция стала лишь шагом на пути к выздоровлению.

За полтора года работы подобных историй накопилось много. Хоть волонтеры уже не раз сталкивались с разными ситуациями, «Белый цветок» по-прежнему продолжает нести с собой добро.

Читайте в рубрике «Общество» Любимые автомобили российских охотниковКаким должен быть автомобиль, транспортирующий человека с ружьем на место охоты и обратно? Любимые автомобили российских охотников

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»