В Сугробах снега не ждут
Одна из улиц села Сугробы. Фото: Наталья Горяйнова/ «Русская планета»

Одна из улиц села Сугробы. Фото: Наталья Горяйнова/ «Русская планета»

Корреспондент «Русской планеты» съездила за новогодним настроением в самое холодное село Липецкой области

На самой окраине Липецкой области, в северной ее части на берегу Дона притаилось небольшое сельцо Сугробы. Температура здесь всегда на 2–3 градуса ниже, чем в соседнем селе. Возможно, так происходит из-за близости Дона и расположения Сугробов на низком правом берегу реки. Свое необычное название, считают некоторые жители, село получило из-за обилия снега. Правда, в этом году вместо снега над ним льют дожди.

– Сейчас ветер с Данкова подул, будет похолодание. К Новому году совсем захолодает, — делится своими наблюдениями 64-летний почтальон Виктор Сячинов. — Да вы в дом зайдите, а то промокнете совсем.

– Может, и снег будет.

– Снега уже не будет, — вздыхает почтальон. И с удовольствием вспоминает, какие снега были в его детстве: дома заметало по крыши, и с этой крыши ребятня, как с горки, каталась на санках. — В 60-е были снежные годы. А сейчас снегов вообще нигде нет. Лет шесть назад в последний раз Сугробы видели сугробы. Сейчас и зимы не стало. Когда Дон весной разливался, так некоторые дома по самую крышу плавали. У нас Дон у порога плескался, и рыбу прямо на огородах брали. И какая рыба была!

– А как сейчас рыбалка?

– Да никак.

Сугров, Вольная и Сугробы

Сугробы — официальное название села. А сами местные делят его на две части: все, что до церкви — это Вольная, все, что за ней — Барщина. Так повелось еще с XVIII века, когда село принадлежало нескольким поколениям помещиков Шишковых, известных русских химиков и аграриев. Поместье состояло из двух деревенек, в одной жили вольные крестьяне, в другой — барские.

О Шишковых в Сугробах сохранили хорошие воспоминания, возможно благодаря местному краеведу и журналисту Александру Яблонскому (1934–2005), который воссоздавал его историю. Но народные названия тоже говорят сами за себя. Соседнее Новоникольское в народе называют Самодуровкой, а жителей самодуровцами.

– Ой, там, мне бабка рассказывала, помещик самодур был, в общем полный дурак. Поэтому и Самодуровка, — категорично заявляет старожил Сугробов Лидия Стукалова. И хоть от барина даже имени уже не осталось, официальное название села не может «задавить» народное. — А наш помещик, рассказывают, был добрый. Сахарный завод при нем был, спиртзавод. Да, все разрушили, хоть он и просил: «Не грабьте. Вам же все и пригодится». Вот церкву нам построил — церкву мы сами восстановили.

У неофициального старосты села Николая Кочкина своя версия происхождения названия. Вслед за краеведом Яблонским он считает, что Сугробы — это искаженное Сугров. Еще Лаврентьевская летопись в 1116 году упоминает город-крепость на Дону Сугров: «Ярополк ходил в Половецкую землю, к реке, называемой Дон, и там взял полон многий и три города половецких Галич, Чешуев и Сугров».

– Можно предположить, что в летописи идет речь о поселениях Галичья Гора, Тешев ( нынешний Задонск) и Сугробы. Но это лишь предположение, оно пока не доказано, — рассказывает Кочкин.

Сам Николай Григорьевич в Сугробы вернулся после выхода на пенсию. Подполковник 35 лет отслужил в Данкове в военизированной пожарной охране. Жить в городе не захотел, вернулся в родное село, восстановил и еще больше отстроил родительский дом. Говорит, всегда старался помогать родному селу. Когда служил, были связи — такой возможности было больше. Сейчас сугробовцы уже по привычке обращаются к нему за помощью. В сентябре, по просьбе жителей, Кочкин стал депутатом сельского совета, тем самым закрепив свой неофициальный статус старосты.

– Света нет — к нему, воды нет — к нему. Дураков работа любит, — в сердцах комментирует его жена и приглашает на свежеподжаренные оладьи с абрикосовым вареньем.

– Ну, почему дураков, — вяло отбивается Кочкин.

– Потому что бесплатно работаешь.

– Ну, а как иначе, — отвечает Кочкин. — Вот сам ездил на завод в Ливны в Орловскую область за насосами. Нас глава сельского поселения поддерживает. Но в деревне что-то сделать очень сложно. Вот буквально в понедельник бюджет утверждали. Весь бюджет сельского поселения 2 млн 30 тыс. на год, 50% уйдет на заработную плату. И что там останется? 10 тысяч на благоустройство села. Это зимой один раз заказать грейдер расчистить дорогу.

А что же у вас с дорогами? До церкви такая хорошая, асфальтированная, а дальше вообще нет никакой.

– Бьемся с дорогами, — вздыхает Кочкин. — Грязь у нас. Вот хоть подсыпали 12 машин шлака, с Новолипецкого комбината нам привезли. Но шлак мелкий, весь в грязь ушел.

Сам Кочкин проблему бездорожья решает по-своему: освоил производство тротуарной плитки, вымостил у себя весь двор. За плиткой к нему потянулись и соседи. Несмотря на то, что средний возраст сугробовцев приближается к пенсионному, Кочкин считает, что народ в деревне собрался активный.

– Народ старается. Кладбище у нас все заросло. Сейчас выпиливаем, заборчик хотим сделать. Что-то пытаются люди сделать, живут как-то. Фермеры хорошие поселились — азербайджанцы, с высшим образованием, учителя. В России уже 20 лет. Два года как к нам переехали. Купили два заброшенных коровника, что от колхоза остались, 100 бычков на откорме. Сыр делают. Из молодежи у нас живут только Андрей Сячинов с женой Оксаной и тремя детьми. Они не фермеры, но хозяйство у них большое. Мы у них молоко, масло покупаем.

Церковь Косьмы и Дамиана, выстроенная помещиками Шишковыми. Фото: Наталья Горяйнова/ «Русская планета»

Церковь Косьмы и Дамиана, выстроенная помещиками Шишковыми. Фото: Наталья Горяйнова/ «Русская планета»

Сугробовские Ромео и Джульетта

Андрей и Оксана Сячиновы всю жизнь прожили в Сугробах, были соседями — жили стенка в стенку в доме на двух хозяев. Полюбили друг друга, после того как Андрей попал в аварию. С тех пор они вместе. Сами построили себе дом, завели большое по современным меркам хозяйство: птицу, поросят, корову, огород. Сейчас мечтают построить отдельный дом для своих детей.

– Муж мой в эту землю просто врос. И никуда уезжать не хочет. А я к нему прилепилась. Где он, там и я. Мы все сообща делаем, вот ладно и получается, — открывает секрет семейного счастья Оксана Сячинова. — Если в семье есть глава — за ним и нужно идти. Если в селе все наладится, то, может, и наши дети тоже из Сугробов никуда не уедут.

Сейчас в Сугробах всего 100 дворов, большинство из которых пустуют. В оставшихся домах живут в основном пенсионеры.

– Хорошо мы живем, — рассказывает 78-летняя Лидия Стукалова. — Газовое отопление в доме, свет, вода, телефон. Только скучно зимой. Ничем не занимаемся, кур держим. Если кур не держать, то совсем грустно будет. Когда кур держишь, надо вставать, надо из дома выходить, им открывать, кормить их надо. Летом хоть огород сажаем.

Купить домик в Сугробах практически невозможно. Наследники хоть в старых домах и не живут, но и продавать их не спешат.

– А что на пенсии делать? — рассуждает Кочкин. — На пенсии нужно домой возвращаться, в Сугробы. Здесь природа какая, Дон — где вы еще такую настоящую красоту увидите?

31 декабря, по некоторым приметам местных жителей, в Сугробах должен выпасть снег.

«Моим пациентом стал 12-летний мальчик с весом 168 кг» Далее в рубрике «Моим пациентом стал 12-летний мальчик с весом 168 кг»Специалисты по сахарному диабету рассказали, как жить и бороться с этой болезнью Читайте в рубрике «Общество» Двойной удар по ЕГЭПочему готовиться к экзаменам стало проще? Отвечают создатели успешного российского стартапа TwoStu Двойной удар по ЕГЭ

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»