«Сто лет назад хорошим вкусом считалось созерцание природы»
Фото предоставлено дирекцией усадебного комплекса Скорняково-Архангельское

Фото предоставлено дирекцией усадебного комплекса Скорняково-Архангельское

Корреспондент «Русской планеты» выясняла, чем привлекают народ старые помещичьи усадьбы

В Липецкой области, по данным регионального управления культуры и искусства, нуждаются в реконструкции порядка 40 из 60 исторических усадеб и комплексов. В 2015 году усадьба Семенова-Тян-Шанского «Рязанка» получила грант от русского географического общества на разработку проекта концепции музея-заповедника «Родина П. П. Семенова-Тян-Шанского». Еще три усадьбы реставрируют за счет частных инвесторов. Это дворец великого князя Андрея Владимировича Романова в Борках, поместье героя Отечественной войны 1812 года Николая Муравьева-Карского и усадьба Ведровых с дендрологическим парком и уникальной липовой аллей. И если открытие Борского замка ежегодно откладывается из-за затянувшейся реконструкции, то остальные усадьбы уже готовы принять посетителей. Что тянет липчан в старые усадьбы и как они проводят свой день в качестве помещиков, выясняла «Русская планета».

Усадьба Ведрова

На правом берегу реки Свишенки недалеко от села Стегаловка Долгоруковского района в уникальной лесопарковой зоне расположилась усадьба отставного полковника Ведрова. Современные ворота открыты, и по современным же бетонным плитам, окруженным двухсотлетними деревьями, можно проехать прямо к старому дворянскому гнезду.

– Это въездная аллея. Она широкая. По ней свободно к дому подъезжали экипажи и кареты. Сейчас могут проехать машины, но для них мы сделали стоянку за пределами усадьбы. Парк, хоть сейчас и является частной собственностью, находится под охраной государства, — встречает меня директор усадьбы и краевед Ольга Дронова.

Я стараюсь глубже дышать. Еле заметный запах лип смешивается с еловыми запахами.

– Посмотрите, как интересно вдоль дома высажены деревья: участок лиственниц, участок лип. С полудня, когда солнце начинает пригревать, сначала запах дают лиственницы, чуть позже липы — этакие ароматические часы устроил себе этот Ведров.

О бывшем владельце усадьбы рассказывает, как о старом знакомом: Ольга и в архивах собирала информацию о поместье, и рассказы местных жителей слушала. Кое-какие легенды остались в памяти современных стегаловцев. У Ведрова были красивый выезд и страсть к деревьям.

– Отставной полковник Ведров ничего из себя особенного не представлял. Приехал доживать в деревню, познакомился с нашей местной барынькой, женился на ней и получил в управление все эти земли. Хозяйством себя они особо не обременяли. Поля и луга сдавали в аренду. А все свое свободное время и деньги тратили на парк, — ведет экскурсию по 12 гектарам Ольга.

Липовая аллея или, как в традиции позапрошлого века, «липовый прошпект» прямо от парадного входа ведет к речке Свишенке. Из-за плотины она уже порядком заросла. Но денег на ее расчистку, поясняет Дронова, пока нет ни у владельцев усадьбы, ни у администрации села. Единственное, что в ближайшее время сделают в усадьбе — восстановят чайную беседку у реки.

– Когда нам звонят и спрашивают, какие у нас развлечения в усадьбе, я отвечаю: «Традиционные для помещиков: хороший сон, вкусная еда, неспешные прогулки». Это сейчас отдых ассоциируется с шумом и весельем, а еще сто лет назад хорошим вкусом считалось созерцание природы.

Чтобы почувствовать себя в тренде, нахожу уединенную скамейку в круглой аллее. Деревья посажены в несколько кругов: ели, клен и липа. Представляю, как красиво здесь должно быть осенью. Сначала золотистые липы, за ними красные клены в обрамлении сумрачных елей.

– Ели, к великому сожалению, сохнут, — прерывает мои размышления Ольга. — Засушливые годы дают о себе знать. Теперь решаем, как лучше восстановить эту аллею.

Михаил Михайлович Стахович — глава рода Стаховичей. Фото: Наталья Горяйнова / «Русская планета»

Усадьбу Ведровых начали восстанавливать с хозяйственных построек. Там разметили комнаты для гостей и небольшое кафе. Сейчас усадьба может принять только 20 человек. Ольга рассказывает, что уже второй год у них на все лето останавливаются две семьи:

– Многие, кто к нам приезжает, отмечают бросающуюся в глаза неухоженность. Но говорят, что это хорошо: люди устали от по линейке подстриженных газонов.

И как проходит обычный день в помещичьей усадьбе? — интересуюсь я.

– Как и сто лет назад. Подъем не раньше 10 часов — многие гости нам откровенно говорят, что приехали просто отоспаться. Потом утренний чай, наш, не из пакетиков: мята, липа, земляника — все травы из усадьбы. До обеда, правда, Михаил Владимирович Ведров решал хозяйственные вопросы и обходил усадьбу. Наши гости могут просто гулять, хозяйством мы их не обременяем. Вот барыня, Ольга Аполлинарьевна, в хозяйство вообще не лезла, вышивать любила. После дел сытный обед. Послеобеденный сон. Устраиваем праздники. Весело Ивана Купалу отмечаем. Играем в городки и крокет. Но сейчас эти игры не пользуются большой популярностью.

Большой барский дом только-только восстанавливается. Работают два строителя.

– Статью про нас напишете, туристы сразу попрут?

Это насколько быстро дом построите, — отвечаю в тон им.

– Да мы можем по-всякому.

Ольга рассказывает, что с домом было больше всего проблем. В советские времена в усадьбе располагался санаторий «Лесная сказка». Флигель барского дома, где находились комнаты для гостей и прислуги, был снесен. Двухэтажное здание обзавелось непропорционально низким третьим этажом, откровенно уродующим первые два с явно высокими потолками. При Ведровых на крыше дома располагалась оранжерея, где хозяин выращивал редкие растения. Перед парадным входом от эпохи «дворянских гнезд» сохранился лишь неработающий фонтан, цветастые клумбы были закатаны в бетонную площадку для танцев.

– Елецкий архитектор для нас восстановил на бумаге облик дома Ведровых. Пришлось в архивах долго копаться. У дома необычная планировка — всего один флигель. Для того времени характерно строительство по бокам дома двух флигелей. Но по остаткам фундамента, по документам, по проектам того времени теперь понимаем, как должен выглядеть дом. Вот в этом доме мы устроим и настоящие барские покои, и ломберную комнату, — делится планами Ольга.

В покер будете играть?

– Скорее всего, в лото.

Ольга рассказывает, изначально в поместье Ведровых хотели сделать современную базу отдыха, но, когда начали изучать документы, стало жаль истории, решили восстановить усадьбу с ее традициями.

– Мы мало что о себе, о своей семье знаем и помним. А людям всегда интересно каким-то образом к своим истокам вернуться. Дом помещика всегда был центром культуры в деревне. Ведров, говорят, отличался крутым нравом, его не очень любили. А вот барыня на Рождество проводила елки с раздачей подарков для всех крестьянских детей, — говорит она. — Усадебная культура России очень интересна. Ведь что такое усадьба — это государство в государстве со своими устоями, обычаями, а мы про все это забыли.

Пальна-Михайловка

Об обычаях усадьбы Стаховичей, ставшей после революции частью села Пальна-Михайловка, 94-летний Михаил Михайлович Стахович рассказывает всем экскурсантам. Восемь лет назад потомственный дворянин переселился из австрийского Зальцбурга в районный центр Становое в надежде отреставрировать родовое гнездо.

– Это все была наша земля. Я, правда, никогда не бывал в усадьбе. Помню ее по рассказам отца. Я родился в 1921-м в Италии. Мой отец был дипломатом и после революции 1917-го в Россию не вернулся. Но всегда любил ее и передал мне эту любовь, — с легким немецким акцентом говорит Стахович.

Для себя он отстроил вполне современный и по меркам XIX века небольшой дом, где, как и его именитые предки, любит принимать гостей. Родовую усадьбу Стахович видит этаким культурным центром. Его предок Михаил Александрович Стахович был одним из первых фольклористов — ходил по окрестным деревням и записывал народные песни. В 1850 году выпустил «Собрание русских народных песен» в 4 тетрадях. В усадьбе Стаховичей бывали Пушкин, Лев Толстой, Пришвин, художники Серов и Репин, Станиславский со своей труппой. Идею рассказа «Холстомер» Толстому предложил один из Стаховичей. С семьей Льва Толстого Стаховичи дружили более 50 лет. Сейчас от огромной усадьбы, которая славилась своим парком и конезаводом, сохранились лишь дворец, домовая церковь, дом молодых Стаховичей и домик управляющего.

Михаил Михайлович признается, что отреставрировать весь комплекс на собственные деньги он не сможет. Оплачивает лишь текущий ремонт во дворце, который сейчас является сельским домом культуры. Поднимаясь по крутой лестнице, показывает: опять две плитки на полу раскололись, нужно заменить. Денег на это у ДК нет. У школы установил памятник Пушкину, точную копию того, что во время революции 1917-го был принят крестьянами за царя и утоплен в реке. На собственные средства восстановил семейную усыпальницу — домовую церковь Михаила Архангела, которая была построена по плану архитектора Жилярди почти 200 лет назад.

– Я надеюсь, что буду похоронен здесь, — говорит Михаил Михайлович. 

В 2013 году из федерального бюджета были выделены деньги на реставрацию одного из домов усадьбы, где жили молодые Стаховичи и который называли Домом актеров. В этом доме, рассказывает потомок помещиков, сто лет назад перегостил практически весь МХАТ. До недавнего времени дом служил общежитием. На полученные деньги отремонтировали фасад и заменили крышу. Сейчас Стахович ищет инвесторов, чтобы превратить Дом актера в гостиницу для туристов, а часть дворца сделать музеем рода Стаховичей.

В главном усадебном доме под экспозицию уже отремонтированы две комнаты. Сам Михаил Михайлович готов поделиться экспонатами, которые сохранились за годы эмиграций, и воспоминаниями о том, какими должны быть настоящие помещики:

– Стаховичи в своем поместье устроили школу, больницу, родильный дом. Они освободили своих крестьян еще до отмены крепостного права. И не просто освободили, а землю дали. Это были просвещенные люди.

Сам Михаил Михайлович говорит на пяти языках. Признается, что писать может лишь на трех: немецком, английском и русском. Был профессиональным теннисистом. В 30 лет научился играть на виолончели и фортепиано. Говорит, что последний год к музыкальным инструментам не прикасается — подводит слух, начинает фальшивить. А еще в прошлом году он в своем доме давал для жителей Станового домашние концерты.

В его доме, заставленном думочками, креслами, оттоманками и диванами с большими обеденными столами и маленькими чайными столиками, завешанными картинами и фотографиями нескольких поколений семьи, уже чувствуешь себя, как в музее.

Сейчас Михаил Михайлович пишет очередную книгу. Как и у всех Стаховичей, это размышление о России и ее будущем. По сути, Пальна-Михайловка — единственная в Липецкой области усадьба, где можно не только побывать в великосветском салоне, но и пообщаться с настоящим барином.

Скорняково

По словам начальника государственной дирекции по охране культурного наследия Липецкой области Андрея Найденова, усадьбы больше всего подвержены разрушению. Если церкви и монастыри восстанавливаются Русской православной церковью, то усадебные комплексы могут надеяться только на бюджетные деньги и помощь меценатов.

Церковь-усыпальница Стаховичей. Фото: Наталья Горяйнова / «Русская планета»

Один из ярких примеров — усадьба в селе Скорнякове. На реставрацию комплекса финансист Алексей Шкрапкин уже потратил порядка 100 млн рублей и 10 лет жизни. Восстановлена пока лишь часть комплекса: церковь Михаила Архангела, построенная в честь победы 1812 года, ткацкая фабрика, в которой сейчас расположен ресторан, и дом с мезонином, открытый для посещений как мини-гостиница.

– То, что вы здесь сейчас видите, это просто земля и небо. Сейчас уже трудно поверить, что здесь были только руины. По большому счету, из земли торчал только фундамент. Начали мы восстановление с церкви. Это была мечта детства. Как только у меня появилась возможность, я воплотил мечту в жизнь, — говорит Алексей Шкрапкин.

Воплощенная мечта в XXI веке может вернуть любого туриста на двести лет назад. В банкетном зале огромный камин, мебель XIX века. Еду подают русскую или французскую — по моде позапрошлого века.

В ближайших планах нового хозяина — восстановить скотный двор. Двор был построен по проекту самого Николая Муравьева-Карского и представлял собой крепость с башнями и бойницами. Правда, если двести лет назад здесь выращивали коров для нужд поместья, а с 1918 года скотный двор перевели в разряд советских хозяйств, где специализировались на выращивании племенного скота, то сейчас необычная по форме ферма будет служить гостиницей.

В барском доме, от которого сохранились одни стены, будет организован краеведческий музей, посвященный выдающимся хозяевам Скорнякова. После Муравьева-Карского усадьбой владел основатель русской дальней авиации и первый в истории России генерал авиации Михаил Шидловский.

Пока в восстанавливаемую усадьбу ради эффектных съемок и антуража приезжают только молодожены. Но в Скорнякове уверены: как только комплекс приобретет былой вид, узнать поближе дворянскую культуру захотят многие.

Читайте в рубрике «Общество» Двойной удар по ЕГЭПочему готовиться к экзаменам стало проще? Отвечают создатели успешного российского стартапа TwoStu Двойной удар по ЕГЭ

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»