«Такие изменения в Америке шли бы лет 50»
Теодор Драммонд. Фото: Наталья Горяйнова

Теодор Драммонд. Фото: Наталья Горяйнова

Корреспондент «Русской планеты» встретилась с американским пенсионером, который переехал в липецкое село

Кузьминские Отвержки — большое село в восьми километрах от Липецка. Последнее время быстрыми темпами застраивается как потомками местных жителей, получившими земляные паи от совхозов, так и приезжими, которых устраивает близость областного центра. Среди новостроек особо примечательна одна, в которой поселился американский пенсионер Теодор Драммонд.

Бабушки и дедушки Теодора по материнской и отцовской линии — французы, эмигрировавшие в США, а звучную шотландскую фамилию он получил от своего отчима. Так что охота к перемене мест, видимо, у него в крови.

Участок земли в липецкой деревне Теодор купил в 2010 году и почти сразу начал его застраивать.

– Это — гараж. Мы не тратили здесь много денег на отделку. Это лишь временное жилье, пока не будет построен дом, — указывает Тед на просторное, хорошо обставленное трехкомнатное помещение.

Мы разговариваем через его жену. Ольга стала переводчиком Теда еще в 1998 году, когда он приехал отстраивать птицеводческий комплекс «Золотой Петушок Инвест». Переводит и сейчас, когда нужно пообщаться с соседями, что-то купить в магазине или починить машину.

– Временами у меня появлялось желание выучить язык. Но в России очень многие знают английский и вокруг меня были люди, которые хотели выучить язык, так что старались говорить со мной по-английски. И если я медленно говорю, то меня многие понимают.

Английский язык в семье Драммондов понимает даже дворняга Дик. Когда Тед выходит меня встречать, по его команде «сидеть тихо» собака, перед этим уплетающая еду из миски, спокойно уходит в будку.

На мой чисто женский вопрос о том, не Ольга ли повлияла на то, что Теодор остался в России, косясь на жену, отвечает, что все равно жил бы только в нашей стране.

– Я в Россию приехал в таком возрасте, когда в Америке уже не нужен. Меня там не взяли бы на работу как наемного работника, потому что я долгое время работал на себя. А в Америке таких работников не любят. У меня там были крупные проекты. А потом они стали все меньше и меньше, и это очень тяжело: привыкаешь управлять коллективом в 150 человек, а потом в твоем подчинении остается два-три человека. Когда у меня появился шанс приехать в Россию и участвовать в большом проекте, я был счастлив.

Сейчас у Теда небольшая фирма по строительству деревянных домов. Он уже построил в Липецкой области шесть коттеджей. Говорит, что его вполне устраивает, если он в год будет строить по два-три дома. Будет что передать и одиннадцатилетнему сыну Даниэлю: вместе они с удовольствием проводят экскурсию по своему будущему дому. Даня, как его называют соседи и мама, показывает свою комнату, подвал, в котором расположится тренажерный зал. Тед с гордостью говорит, что всего за месяц вместе с другом смог возвести каркас дома. Еще в июле 2013 года был только фундамент, а уже в августе появился дом, который теперь требует только внутренней отделки.

– Это будет комната Ольги, — указывает Тед на второй этаж. — Утром туда будет всходить солнце, и в доме всегда будет много света.

Слово «много» для Теда кажется качественным определением его русской жизни. Много земли — есть где детям гулять. Много полей — есть где глазу отдохнуть. Много воздуха и много хороших людей, хотя в Америке пугали, что в России страшно.

– В России я научился тому, что людям можно доверять. А еще какие-то вещи можно выполнять иначе. Я увидел, какие умные и находчивые люди. Они делают иногда такие вещи, до которых мы не могли бы додуматься. На предприятие мы привезли трактор, в котором двигатель через определенное количество времени просто выкидывается и ставится новый. А здесь рабочие его перебрали, и он еще два года работал.

Тед говорит, что особенно ему нравится, как из ничего в русской деревне можно сделать многое. К примеру, его приводят в восторг цветочные горшки из старых виниловых пластинок, которые он видел у соседей. Единственное, к чему Тед за все 15 лет жизни в России остался равнодушным, — это еда. Ни борщи и каши, ни пельмени и квас не вошли в рацион американца.

– Продукты у нас одинаковые, но готовим мы их по-разному. В Америке и друзья, и дети говорили, что в России мне будет нечего есть и я умру от голода. Но я им сказал, что картошка везде одинаковая.

Однако сам сажать картошку Тед не любит. Сад, огород и хозяйство, состоящее из нескольких десятков кур, — забота русской жены. На плечах Теда строительство дома и газон, искусству разбивки которого он учит и соседей. Участок Теда удачно расположен на краю села, где активно идет новостройка. Так что, несмотря на трудности перевода, Тед нашел общий язык с соседями — к нему идут за консультацией по строительству.

В Америке у Теда четверо детей и внуки. Говорит, они так заняты работой, что даже друг с другом им некогда общаться. Так что в гости к себе он их не ждет. Сам с семьей летал в Америку, но это недешево. Шутит, что когда липецкий аэропорт откроют после реконструкции, может, общение с родными станет доступнее.

Еще одна причина жить в России — это относительная дешевизна. Хотя Тед замечает, что цены на бензин и мясо в России удивительно высоки. Зато дом, который бы ему в Америке обошелся в полмиллиона долларов, здесь построен за гораздо меньшие деньги.

Говорим уже без переводчиков, прогуливаясь по огромному участку. Тед категорически против кирпичных домов — они холоднее и отапливать их дороже. Недоволен он и срубами, мода на которые докатилась и до липецкой деревни. К тому же как строителю ему не нравится то, что ни внутри, ни снаружи дом уже нельзя будет изменить.

–У себя в доме я могу двигать стены как хочу, потому что несущими являются только наружные, — объясняет Теодор.

Тед старается выглядеть по-американски политкорректным. Говорит, что Олимпиаду в Сочи почти не смотрел, предпочтений в играх никому не отдавал: «Болею за сильных — побеждать должны лучшие». Зато в России он научился критиковать власть.

– Страна у вас хорошая. Молодые люди очень умные. Но администрация проблемная, — Тед замолкает. — И еще в России начальство плохо относится к людям и плохо платит. Заработная плата несправедливая — из людей стараются выжать как можно больше, а платить как можно меньше.

Чуть позже Теодор с грустью произносит:

– И все же я хотел бы быть помоложе и родиться здесь, в России. Россия удивительная страна. Когда я приехал сюда, была така-а-я разруха. А в последние 15 лет в России произошли большие изменения, которые в Америке шли бы лет пятьдесят.

Будут услышаны Далее в рубрике Будут услышаныКорреспондент «Русской планеты» побывала в видеотелефонной службе для глухих и слабослышащих Читайте в рубрике «Общество» Любимые автомобили российских охотниковКаким должен быть автомобиль, транспортирующий человека с ружьем на место охоты и обратно? Любимые автомобили российских охотников

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»