«Рисовал, когда все спали»
В освобожденном Калинине. Иллюстрация предоставлена домом-музеем Н. Н. Жукова

В освобожденном Калинине. Иллюстрация предоставлена домом-музеем Н. Н. Жукова

Как фронтовой художник Николай Жуков создал в годы войны мощное психологическое оружие

Автор плаката «Отстоим Москву!», эскиза октябрятской звездочки и пачки папирос «Казбек», народный художник СССР Николай Жуков был родом из волжского купечества, первые годы жизни провел в Вятке, долгое время работал в Москве, но всегда своей родиной считал Елец, где прошли его школьные годы. «Елец зажег во мне неугасимый огонь, сделал неисправимым оптимистом, что стало главным в фундаменте моей профессии художника», — так писал сам Николай Жуков.

Елец ответил благодарностью за эти слова — больше 20 лет здесь работает единственный в России дом-музей Николая Николаевича Жукова. В домике всего три комнаты. Самая большая посвящена четырем военным годам, 1941–1945, когда иллюстратор детских книг стал одним из известных фронтовых художников. Здесь собрана уникальная коллекция рисунков, плакатов, переданная в дар музею родными художника.

«Отстоим Москву!»

Плакат «Отстоим Москву!», по словам заведующей домом-музеем Елены Сергеевой, был создан всего за одну ночь. В декабре 1941-го Жуков на несколько дней приехал с фронта в Москву, где встретил своего друга — плакатиста Виктора Климашина. На следующий день художники отнесли плакат в издательство, скоро он уже был расклеен на улицах многих городов.

На фронт художник пошел добровольцем. В июне 1941-го он был призван на военные сборы. Известие о войне настигло уже в дороге.

Из дневника Николая Жукова: «17 июня я получил извещение из военкомата явиться для прохождения учебного сбора, а утром 19‑го холодный металл стригущей машинки смахнул мои кудри в общую кучу. Очень не хотелось прерывать работу даже на срок учебного сбора… Объявление войны застало в Великих Луках. Потрясение было невероятным. Даже мирные строительные бревна, сложенные на платформах встречных поездов, воспринимались как дула орудий».

Из-за диплома художника Жукова отправили в штаб писарем Калининского фронта.

– Кто-то был бы рад сидеть тихо при штабе, — рассказывает Сергеева. — Но Жуков был очень недоволен, он хотел увидеть все сам. Он отслужил при штабе всего несколько дней, когда из отдела кадров приехал офицер, чтобы набрать геодезистов для передовой. И Жуков решает испытать судьбу. Когда их выстроили, офицер спросил: «А фотограф есть среди вас?» Жуков был очень стеснительным человеком и спросил нерешительным голосом: «А художники не нужны?» «Нет», — ответили ему. Тогда Жуков, поймав недовольный взгляд начальника штаба, откашлялся и более решительно произнес: «Вы зря не хотите прислушаться к моей кандидатуре. Я ведь еще до войны был номинирован на Сталинскую премию». Еще до войны издательство «Молодая гвардия» поручило ему иллюстрировать книгу о Карле Марксе и Фридрихе Энгельсе. За работу в области историко-революционной тематики Жуков и был отмечен. После таких слов через несколько дней на Жукова пришел вызов. Его взяли служить во фронтовую газету «На разгром врага». В 1942 году он становится корреспондентом газеты «Правда».

Николай Жуков. Фото предоставлено домом-музеем Н. Н. Жукова

За первые четыре месяца войны Жуков создал более 100 карандашных рисунков. Рисовал солдат, деревенских жителей, у которых отступающая армия останавливалась на постой. В своих дневниках писал, что это была единственная возможность отблагодарить их за последний кусок хлеба, который они отдавали солдатам.

– Борис Полевой так описал свою первую встречу с Жуковым: «Я увидел какого-то странного человека в мешковатой шинели, который в суровую зиму сидел где-нибудь в сугробе, прикалывал маленький карандашик к рукавице и рисовал, когда все спали», — проводит экскурсию Сергеева.

Именно на фронте Жуков начнет скрупулезно вести дневники, чтобы ничего не забыть.

Из дневника Николая Жукова: «Однажды, в холодный снежно-вихревой день, когда небо и земля образуют одну общую белую тьму, когда никто не мог ожидать налета авиации, какой-то дикий фашистский бомбовоз обрушился на деревню Двойня, где в то время располагалась наша редакция. Произошло это часов в 12 дня. Печатался очередной номер газеты, и каждый занимался своим делом... Почти прямым попаданием бомба угодила в дом наискосок от нас. Убиты были двое детей, хозяйка‑мать, сотрудник нашей редакции и шофер. На фоне метели с улицы был виден разрушенный дом. Как в кривой бревенчатой раме, в уцелевшей тремя стенами комнате стоял стол, на нем горячий самовар, упавшая на лавку икона. Повсюду виднелись какие-то вещи, придавленные бревнами и досками. Теплое, живое дыхание комнаты с самоваром запомнилось навсегда».

Кроме патриотических плакатов и рисунков на военную тему, Жуков создает целую серию листовок. Многие его листовки были предназначены для немецкой армии. Так одна из листовок «Папа», по словам Елены Сергеевой, стала мощным психологическим оружием на фронте. На листовке изображен маленький ребенок, бегущий сквозь дым и пламя и тянущий свои руки с криком «Papi».

– Это было рассчитано на психику немецких солдат, у которых где-то в Германии тоже были дети. Чтобы они увидели другими глазами весь ужас и хаос войны. Может, лишний раз немецкий солдат и не выстрелит, — комментирует Сергеева.

Уже в 1941-м появляются первые рисунки с пленными немецкими солдатами. Для советских солдат после первых месяцев отступления — это было лучшим психологическим лекарством. О своем рисунке «Первый фрукт» Жуков так напишет в дневнике: «Никогда не забуду, как через деревню Маркашино вели колонну пленных, а группа наших солдат наблюдала эту процессию. И вот один рядовой подходит к отставшему от колонны озябшему немцу, берет на ладонь край его тонкой шинели и говорит: «Это Гитлер». Затем берет полу своего мехового полушубка, хлопает по нему и заключает: «А это Сталин». Эта русская находчивость солдата вызвала улыбки даже у пленных».

В 1943 году Жукову была вручена его первая Государственная премия. В 1951 году за иллюстрации к книге Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» Николай Жуков получит вторую. До сих пор его иллюстрации к этой книге считаются лучшими.

«Рисовал сердцем солдата»

Война для Жукова закончилась лишь в 1946-м после Нюрнбергского процесса. В январе 1946-го он приехал туда в качестве корреспондента «Правды».

Из дневника Николая Жукова: «Когда попадаешь в зал заседания, то внимание невольно тянется к скамье подсудимых, о них слишком много слышал и знаешь. Мне интересно было посмотреть, как внешние проявления подсудимых выражают их психологическое состояние и насколько они органичны с их внутренней сущностью. И я был рад, что весь облик подсудимых, все их поведение давали, как мне кажется, полную возможность обличения, в форме свойственного мне реалистического рисунка, не переходя в карикатуру».

Листовка для немецких солдат. Иллюстрация предоставлена домом-музеем Н. Н. Жукова.

В письме своей матери Жуков признается, что работать было очень сложно. Жуков быстро понял, что, увидев художника, люди начинают вести себя неестественно. С первого ряда ему пришлось пересесть на последний. За происходящим он наблюдал через армейский бинокль. Делал сразу по несколько рисунков, так как впереди сидящие люди зачастую мешали держать в поле зрения одного человека. Рисовал того, кто был хорошо виден. За 40 дней работы на Нюрнбергском процессе Жуков сделал 250 рисунков. В своих дневниках он напишет, что за эти 40 дней вновь пережил все то, что как солдат и фронтовой художник испытал и прочувствовал за 4 года войны. «Наши елецкие художники привезли лучшие работы», — такую оценку самому себе сделает впоследствии сам Жуков.

Медаль братьев Черви

После войны Жуков создает свою знаменитую Лениниану, много рисует детей. Но тема войны до конца так его и не отпустит. В 1971 году за два года до смерти Николай Жуков создает серию портретов партизан итальянского Сопротивления. Как рассказывает Елена Сергеева, получилось это случайно. Жуков привез в Италию свою выставку. Ему пророчили провал, говорили, что итальянцы не оценят ни его фронтовых рисунков, ни Ленинианы. Но успех был грандиозным. Выставка проходила в городке Реджо-нель-Эмилия, в провинции Эмилия-Романья. Там в годы войны активно действовали итальянские партизанские отряды. В своих дневниках Николай Жуков запишет: «Проявление их чувств удивляло меня, они клали букеты цветов у военных работ и прикрепляли гвоздики к портретам вождя».

На волне своего успеха Жуков обратился в Ассоциацию итальянских партизан. К нему со всей страны приехали герои Сопротивления. Позировали прямо в выставочном зале в наградах, военных гимнастерках и беретах, с повязанными на шее косынками в цвет национального флага. В день Жуков делал по 2–3 работы. За время своего пребывания в Италии художник создал более 200 портретов героев итальянского Сопротивления. И даже такой взыскательный художник, как сенатор Карло Леви, до этого очень нелестно отзывавшийся о творчестве Жукова, публично на пресс-конференции признал заслуги русского мастера: «Этот русский художник сделал для нашей страны то, что должны были сделать мы, итальянцы».

За эту работу Жукову вручили медаль итальянских партизан — медаль братьев Черви. Она стала символом мужества итальянского Сопротивления и посвящена семерым братьям Черви, активным участникам партизанского движения, которые были расстреляны на глазах родителей в 1943-м году за помощь советским военнопленным.

В Сугробах снега не ждут Далее в рубрике В Сугробах снега не ждутКорреспондент «Русской планеты» съездила за новогодним настроением в самое холодное село Липецкой области Читайте в рубрике «Общество» Евгений Пожидаев: «Любитель построил ковчег, профессионалы — Титаник»Принципиально важная задача для государства — давать молодёжи верные ориентиры Евгений Пожидаев: «Любитель построил ковчег, профессионалы — Титаник»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»