«Охота стала более жестокой»
Фото: Наталья Горяйнова

Фото: Наталья Горяйнова

Липецкий егерь — о борьбе с браконьерами, нехватке украинской соли, влиянии погоды на поведение диких животных и о том, зачем нужно корректировать их численность

Подкормочные базы в липецких заказниках в этом году развернули на месяц раньше: не в январе, как обычно, а в декабре. Это было необходимо — в лесах пересохли почти все небольшие водоемы. Декабрь 2014 года инспекторы по охране животных сравнивают с засушливым летом 2010 года.

– 2014-ый был засушливей, — считает инспектор по охране животных Донского заказника Владимир Горбунов. — В 2010-ом хоть где-то оставались лужицы, а в это году все пересохло. Нам Новолипецкий комбинат КамАЗ выделял, чтобы воду возили. У меня из 14 водоемов в заказнике четыре остались, и то там грязи больше, чем воды. Вот посмотрите, кабаны топтали — из грязи воду выдавливали.

Потом Горбунов показывает большой котлован. Здесь егеря пробовали вырыть прудик и устроить водопой — год назад на этом месте был родник, а сейчас вода «ушла».

– Посмотрите, как перерыта земля у пней. Это кабаны. Они до чего дошли — желуди у мышей отнимают. Мыши обычно у пней кладовки свои устраивают. Кабан хорошо их чует, на несколько метров в земле. Вот и роют — сладенькое для себя ищут.

За весь ноябрь и декабрь в Липецкой области не выпало и капли дождя. Зато морозы в лесу, рассказывает Горбунов, доходили до -16. В водоемах вода промерзала настолько, что даже крупные звери не могли до нее добраться. Пришлось разворачивать подкормочные базы и развозить по ним свеклу, морковь и колотый лед.

– Звери начали выходить в села — на огородах сочные остатки искали. Лис даже днем на огородах видели. Лисы — они же всеядные. На подкормочные базы за свеклой приходят, бывает, что и морковкой не брезгуют. Сам видел, как таскали свеклу. Если маленькую свеколку лиса еще в пасти унесет, то за большую зубами схватится и задом пятится, тащит ее. Свекла очень сочная: и еда тебе, и вода.

– Из-за недостатка воды много животных погибло?

– Нет, немного. Олег Петрович (Королев — глава администрации Липецкой области. — прим. авт.), как написал, так нам сразу кренделей дали.

Сочную подкормку для лесного зверья, по словам Горбунова, теперь везут со всех хозяйств: где-то морковь подмерзла — в магазин ее уже не продашь. То же самое и со свеклой. Хмелинецкий сахарный завод в декабре обеспечил все липецкие заказники свекольным жомом.

– Как говорится, не бывает худа без добра. Осенью на заводе какая-то поломка случилась, свеклу они не успели всю переработать. Все остальные сахарные заводы уже стоят, отработали. Зато Хмелинецкий на полную мощность работает, нас остатками производства снабжает. Сейчас с завода еще должны машину подвезти. Чувствуете, какой запах стоит? — спрашивает Горбунов на одной из подкормочных баз.

– У моего дедушки так пахло, когда он самогон гнал.

– Свекла бродит, — соглашается Горбунов. — Кабаны на этот запах охотно идут. Сначала наедятся, а потом здесь же валяются, блаженствуют.

По словам егеря, кабаны приходят на подкормочные базы уже в сумерках, одними из последних. Однажды, как предполагает Горбунов, сладкий запах свежепривезенной свеклы заставил кабанью семью забыть про осторожность. Мама-кабаниха терпеливо ждала, когда уйдут люди. За ней притаились пять поросяток. С тыла охранял всех матерый кабан.

– Вам повезло, — говорит Горбунов. — Кабан — зверь очень осторожный. Его нелегко увидеть. Проще косулю и оленя застать.

Через несколько минут на дорогу, по которой едет Горбунов, показывая свое хозяйство, выбегает косуля. Исчезает очень быстро, поэтому я не успеваю ее сфотографировать.

– Звери, наверное, машин уже не боятся? На дорогу выходят?

– Звери сейчас тоже балованные стали. По дороге удобнее ходить, чем по лесу. Лоси особенно любят на дорогу выходить. Бывает, смотришь по следам и думаешь: «Что они здесь делали, танцевали что ли?». Но машины для них — это источник повышенной опасности. Звери это понимают. Меньше в поля выходят подкормиться. Сейчас ведь браконьеры все моторизированные стали. Мы однажды такого на квадроцикле пробовали прижать. Он по полям такие виражи выделывал, что мы решили: бог с ним.

Много браконьеров?

– Хватает. Но ведь доказать трудно. Мы одну группу поймали — выстрел услышали. Прибежали к ним — они оленя свежуют. Начали ружья искать, а ружей нет — и все. Законодательство слабовато. Первый раз попался — нужно беседу провести, может, выпишут небольшой штраф. У нас суд уже два года идет над одним браконьером. Он косулю убил. Взяли его с поличным. Он нанял аж двух адвокатов. Участковый уже начал путаться в показаниях. Так что не знаю даже, чем дело кончится. Руки, бывает, опускаются.

Владимир Горбунов егерем работает уже больше 20 лет. До этого несколько лет был лесником. Говорит, что за зверем гораздо интереснее наблюдать, чем за деревьями. Первые объезды делал на лошади, подкормку животным развозил на санях. Сейчас передвигается на УАЗе, прозванном за свою конструкцию «головастиком». В машине, кроме обязательного по технике безопасности ружья, есть пила. Горбунов говорит, что в лесах после засухи 2010 года вымерло 75% берез и осин. И без пилы иной раз через лес невозможно не пробраться. А вот ружье, говорит, зачастую требуется использовать против человека, чтобы не напал. Рассказывает, что раньше браконьеры были изобретательнее: делали ложные подкормочные базы, охотились на лошадях, которых звери не боятся, устраивали засады. Сейчас же больше доверяют технике: машинам и тепловизорам, и охота стала более жестокой.

– У меня за ночь шесть олених убили, лишь одну забрали, остальных бросили. Решили, что подранки, и ушли. Даже искать не стали. Олени — сильные звери. После выстрела еще какое-то время бегут. Я утром пять туш в поле нашел, их воронье уже растаскивать начало.

А как боретесь с браконьерами?

– Как? Делаем минные поля. На поля, где происходит массовый выход косуль и кабанов, ставим шипы. Мы их в шутку минами называем, — поясняет Горбунов. — Чтобы браконьеры себе колеса кололи. Они же по полям несутся, ничего не боятся.

Сейчас в хозяйстве Горбунова больше сотни оленей, полсотни косуль, несколько сотен кабанов, лис и зайцев. Для охотников отстрел кабанов и лис неограничен. Их поголовье за последние годы, по словам Горбунова, сильно выросло. Опасается егерь и прихода в липецкие леса африканской чумы — в соседних областях были зафиксированы случаи гибели кабанов.

– Надо корректировать численность. Африканская чума наступает, а у нас кабанов видимо-невидимо. Мы сейчас еще с помощью подкормки вакцинацию проводим. Препарат вмешиваем в корма. Кабану и нужно, чтобы несколько миллиграмм в организм попало, и он защищен от болезни.

Горбунов везет меня по внутреннему кругу своего хозяйства, надеясь на то, что олень или лось могут внезапно выйти. Говорит, что иногда они так увлекаются едой, что даже не слышат звука машины.

– Случай у меня был. Лось в куче свеклы себе дыру проел и залез внутрь с головой, только зад толстый торчит. Лесные звери, не поверите, очень разборчивые. Это дома только так — что ни дашь скотине, все съест. В лесу же они выбирают: сначала самое вкусное и спелое съедят, потом перебирать начинают. Если не голодно, могут и недоесть, если уж не понравилось.

 На следующей базе Горбунов показывает мне доказательство — из грязи егерь вытаскивает соль-лизунец, охотничью приманку:

– Не нравится зверью наша соль. Туда какие-то микроэлементы добавлены. Она должна пользу им приносить, но что ли вкус другой у соли — не жалуют ее. Больше любят украинскую соль, она без примесей. Но сейчас напряженные отношения с Украиной, соль для зверей не поступает. Они ее так любили, что бывало, даже пенек вывернут, на котором лизунец лежал.

Однако больше пропажи украинской соли Горбунова заботят прогнозы синоптиков, которые обещают снежный январь.

– Теплая малоснежная зима идеальна для зверей. Главное еще, чтобы вода была. Обилие снега тоже не всегда хорошо влияет на них. Пищу добывать сложнее. Вот и набивают себе желудки, а потом умирают от обезвоживания. Особенно молодняк от этого страдает. Они как дети, падкие до конфет, наедятся энергоемкой пищи — зерна, жмыха — и хоть снег вокруг, но сил у организма, чтобы растопить его и переварить пищу, уже нет. Бывает, вскроешь мертвого зверя, а у него весь желудок сухим зерном забит.

В конце года в Липецкую область пришел снежный циклон. Теперь заказнику потребуется больше сухой пищи. По словам Горбунова, последнее время с подкормкой животных нет проблем. Зачастую корма и покупать не надо — сами охотники оказывают заказникам спонсорскую помощь. Они заинтересованы в том, чтобы добыча не ушла в другую область, вот и кормят ее усиленно.

Кредитные обстоятельства Далее в рубрике Кредитные обстоятельстваВ 2015 году бюджет Липецка будет дефицитным. К 2017 году долг города вырастет почти до 5 млрд рублей Читайте в рубрике «Общество» Евгений Пожидаев: «Любитель построил ковчег, профессионалы — Титаник»Принципиально важная задача для государства — давать молодёжи верные ориентиры Евгений Пожидаев: «Любитель построил ковчег, профессионалы — Титаник»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»