«Ребята в масках, в окна запрыгивают — романтика»
Альберт Красных. Фото: Наталья Горяйнова / «Русская планета»

Альберт Красных. Фото: Наталья Горяйнова / «Русская планета»

Лейтенант ОМОН «Легион» Альберт Красных о своей службе, семейном тыле и спасении людей

На этой неделе в очередную шестимесячную командировку на Северный Кавказ отправился отряд Липецкого ОМОН «Легион» (отряд мобильный особого назначения). Среди бойцов отряда командир оперативного взвода лейтенант Альберт Красных. Особым вниманием журналисты отметили Альберта или Ала, как называют его друзья, получил после спасения четырех человек из горящего дома в апреле этого года. Перед отправкой в Дагестан корреспондент РП провел один день с липецким легионером.

«По тревоге нужно успеть за полтора часа, но мы приезжаем быстрее»

С Альбертом Красных мне удалось встретится только в июне. Сначала он почти три недели лечился — спасая людей, он получил ожоги II степени. После лечения и перед командировкой в Дагестан лейтенанту дали отпуск. Региональное управление МВД само попросило дать лейтенанту отдохнуть с семьей.

– Можете сегодня утром к нам приезжать, — отозвался как-то на телефонный звонок Альберт.

Ал, по твою душу журналисты приехали, — через КПП меня проводят через пустой и идеально чистый плац в трехэтажное здание.

– Вы опоздали. У нас уже было построение по тревоге и отработка по сигналу оповещения «Вулкан-5», — мимоходом сообщает Альберт.

Построение по тревоге — обычное дело. Сотрудник ОМОН, рассказывает Альберт, в какой бы части Липецка или области он ни жил, должен добраться до базы за полтора часа. Альберт живет в Грязях — это в 30 км от Липецка. Говорит, приезжает гораздо быстрее.

Я плутала намного дольше. База находится в промышленной части Липецка. Такси путается в улицах, нумерации редких домов и безликих строений — навигатор бесполезен. На помощь приходит водитель скорой помощи, показывает, где располагается новая база Липецкого ОМОНа.

— Сейчас мы отрабатывали действия со щитом и палкой для пресечения массовых беспорядков по сигналу оповещения «Вулкан-5», — поясняет Альберт массивную экипировку. — Этот сигнал действует также при задержании особо опасных преступников, вооруженных дезертиров.

– Приходилось в Липецке задерживать особо опасных преступников?

– У нас нет таких преступников, — смеется Альберт.

А смотрящие?

– Да какие смотрящие? Клоуны у нас одни. Мы в основном задействованы на массовых мероприятиях. Плюс работаем с другими службами, в основном с уголовным розыском. А так у нас день обычно идет, как в школе, по расписанию: спортивные занятия, отработка навыков — высотная подготовка, тактико-специальная подготовка, штурмовая подготовка. Постоянно в лес ездим. Сейчас вот грузиться будем. У нас полевой выход начинается. На неделю в лес уедем. Будем там дневать и ночевать — в общем, пионерский лагерь. Где еще можно сейчас так дешево отдохнуть на природе, — шутит Альберт.

Рассказывает, что перед каждой командировкой на Северный Кавказ отряд выезжает на полевые учения в места, которые приближены к месту командировки. На этот раз поедут в Лебедянский район на реку Красивая Меча. Река с быстрым течением, порожистая, чем-то напоминает горные реки.

– Будем отрабатывать бои, захват, переправу реки, — все, что касается работы.

– А людей спасать вас учат?

– По сути, вся наша работа — это защита людей.

«Зеваки делали селфи»

27 апреля в четыре утра Альберт Красных возвращался из командировки в Москву. Дорога в родной город Грязи лежала через Липецк. На выезде на улице Зои Космодемьянской Альберт увидел горящий дом. 

– Со мной остановился таксист. Он побежал к соседям. А я решил проверить дом. Сначала думал, что дом пустой. Наверное, так думали и те, кто проезжал мимо. Разбил стекло. Видимо, звук разбившегося стекла и разбудил всех. Я услышал, как заплакал ребенок. А когда раздался детский крик, то просто сработал автомат, и я уже ни о чем не думал — бросился в дом, — вспоминает Альберт.

Из горящего дома Альберт вывел семью: мать и троих детей. Чтобы спасти всех, Альберту пришлось забегать в горящий дом несколько раз. Говорит, все спасение людей прошло в считанные минуты, на рассказ уходит гораздо больше времени.

– Я вторую девочку не сразу смог вытащить. Зашел в дом, два шага сделал, но в комнату, где дети были, войти уже не смог. Там такой дым был, что легкие сжались — понял: еще шаг, и я сам там останусь. Так что сработал инстинкт выживания. Разделся и сделал из одежды маску. Хотел водой облиться, но колонка на улице не работала. Так что забежал по-сухому. Когда выводил женщину, она кричала: «У меня там сын». Но через дверь уже невозможно было войти — терраса начала обваливаться. Хорошо, окно было открыто. Мы его выдавили и мальчишку, ему лет 15, за руку вытащили. Народу уже много собралось, может, кто и хотел мне помочь, но к дому уже невозможно было подойти. Так что собравшимся оставалось или просто смотреть, или селфи делать. Так многие и поступили.

Несмотря на ожоги, Альберт поехал домой. Говорит, жене утром нужно было идти на вождение, он должен был посидеть с детьми.

– Жена, когда узнала — была в шоке. Я ее ведь сразу будить не стал. Думаю, разбужу и вождение у нее плохо пройдет. К тому же у меня вид такой был: голова обгорела, лицо. Когда она с учебы пришла и пошла будить меня — я с сыном спал, ему два года, — она увидела меня и обомлела. Жена мне потом говорит: «Ты, конечно, молодец. Но только не забывай, что у тебя двое детей».

В отряде пришлось писать объяснительную. Ответ: «Так, случайно обжегся» командира не удовлетворил. Тот, услышав уклончивый рассказ, дал листок бумаги и ручку: «Пиши, как было. Мало ли что ты натворил». Прочитав объяснительную, сразу отправил в госпиталь.

Рассказ Альберта прерывает громкая связь: «Личному составу, убывающему в командировку, собраться…»

В одной из командировок. Фото из личного архива Альберта Красных.

«У нас конкурс несколько десятков человек на место»

Обычный рабочий день омоновца вне полевого выезда длится 12 часов: с 9 утра до 9 вечера. Два дня через два. Альберт, проверяя вещи для погрузки в полевой лагерь, рассказывает, что несмотря на выходные и праздничные дни, два-три часа ежедневно он обязан отдать спорту. Говорит, что по-другому в ОМОНе невозможно остаться — здесь требуется сила и выдержка.

– Нам приходится заниматься всем: и самбо, и боксом, и рукопашным боем. На досуге брусья, футбол, волейбол, чтобы оставаться в форме. Все зависит от того, как на это посмотреть, — смеется Альберт. — Люди за занятия спортом деньги платят, после работы уставшие в спортзал идут. А для меня это — работа и для меня все это бесплатно.

Показывает в новом городке, построенном для липецкого ОМОНа в 2011 году, два спортзала. Один предназначен для тяжелой атлетики, второй для боевых искусств, здесь же тир. В нем омоновцы учатся стрелять с двух рук: одинаково правой и левой.

– У нас и раньше был жесткий отбор, а сейчас еще жестче. Люди, чтобы к нам попасть, годами в очереди стоят. Здесь конкурс несколько десятков человек на место. Раньше отбирали просто здоровых и крепких ребят. А сейчас в основном отдаем приоритет тем, кто занимается какими-либо видами спорта, у кого есть спортивные разряды. В особом почете стрелки.

– Но, — Альберт смотрит на часы. — Война войной, а обед по распорядку. У нас в городке хорошую столовую построили. Вкусно кормят. Но кто-то с собой приносит. Нам тут все условия создали: микроволновки, плита, холодильники.

А у вас какое блюдо самое любимое?

– Я всеяден. Но мужчина всегда больше всего любит мясо. А так питаюсь я просто — походная жизнь приучила.

В ОМОНе Альберт с 2001. Говорит, еще школьником мечтал о подобной службе. Поступить с наскока в Голицынский пограничный институт не удалось. Отслужил в танковых войсках и после демобилизации сразу пришел в ОМОН.

– Я фильмов в 90-е насмотрелся. Ребята в масках, в окна запрыгивают — романтика.

- Потом о своем выборе не жалели?

– Нет. Я бы уже мог на льготную пенсию выйти. У нас идет год за полтора, а в командировках день за три. Но я пока полон здоровья, сил, духа, так что еще готов работать.

А жена не говорит: все, хватит?

– Жена на то и жена, чтобы мужа слушать. А если серьезно, жена — это тыл. Без тыла невозможно служить. Конечно, моей жене хочется, чтобы муж дома при ней был. Но она уже привыкла. Я ведь через две недели после свадьбы в полугодовую командировку уехал. Зато все свободное время посвящаю семье. Вот на выходных с дочерью на Кудыкину гору ездил (сафари-парк. — Примеч. авт.). Сейчас у нас такой возраст, что самое главное, чтобы детям интересно было.

Отдыхать где любите?

– На даче. Люблю из города выезжать. На даче сажаем все: картошку, помидоры. Сад у нас хороший. Виноградник.

– А квартирный вопрос?

– Давно уже решили. У меня двухкомнатная квартира в Грязях, 55 м2. Это раньше нам не очень платили. Сейчас — работать можно. Да за командировки еще. Так что ипотеку я уже выплатил. — Нужно грузиться, — прерывает сам себя Альберт. — Выезд в 15:00.

Для полевого выхода в ЗИЛы загружаются палатки, полевая кухня, снаряжение. Переправляться через реку, лазать по скалам омоновцам придется, несмотря на жару, в полной выкладке: бронежилет в 16 кг, каска, автомат, разгрузка с боекомлектом — все вместе еще на 5 кг потянут.

– Помимо своего веса еще приходится на себе килограммов под 25 носить. На тебе ведь еще рюкзак с вещами. — Увидев мои округлившиеся глаза, говорит: Мы раз в квартал совершаем марш-бросок на 12 км в полной выкладке, так что мы люди закаленные.

Хотите, чтобы сын пошел по вашим стопам?

– Хочется, чтобы дети достигли большего, чем родители. Я буду направлять сына. Предложу поступать в Голицынский институт, может быть, в суворовское училище. Все, конечно, будет зависеть от его желания. Но обязательно отправлю в спортивную секцию. Мужчина должен уметь постоять за себя и защитить своих близких.

Предстоящая командировка в Дагестан для Альберта девятая. О прошедших рассказывает скупо — обычная мужская работа.

– Слава Богу, ничего особенного не было. Были обстрелы, подрывы. Но Бог миловал. Мы же люди верующие. Перед поездкой мы всем отрядом едем в Задонск, в церковь ходим. А меня бабушка в церковь привела. У меня бабушка очень верующий человек. В детстве всегда настаивала, чтобы я с ней в церковь ходил. Так же и сейчас: всей семьей в церковь приходим. Человеку нужно верить, — твердо говорит Альберт, — чтобы было за что в жизни зацепиться.

Как сообщили РП в Главном управлении МЧС России по Липецкой области, по возвращении из командировки лейтенанта полиции будет ждать награда «За мужество, неравнодушие и героизм, проявленные при спасении человеческих жизней». Все документы в МЧС России уже направлены.

«Мусоровоз мы ни разу не видели» Далее в рубрике «Мусоровоз мы ни разу не видели»Жителям деревни Давыдовка выставили многотысячные счета за вывоз мусора, которого в деревне нет Читайте в рубрике «Общество» Сдали своегоРоссия депортировала одессита, спасшегося из Дома профсоюзов. Теперь ему грозит тюрьма Сдали своего

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»